Компания отсудила право на вычет по ндс при недействительной сделке

Что случилось Общество в 2011 году заключило сделку с другой компанией «УФСК МОСТ» и продало ей несколько объектов: здания, строительное оборудование.

С точки зрения покупателя

Вы купили товар или имущество, вам оказали услугу, вы все это отразили в затратах. Сделка аннулирована и п. 1 ст. 54 НК РФ твердо указывает вам на то, что вы обязаны подать уточненную декларацию – корректировать текущим периодом покупателю нельзя. В зависимости от вида приобретения вы можете столкнуться с тем, что вам, например, при покупке станка нужно будет восстановить начисленную амортизацию. Или вы провели ремонт в здании, штукатурку и краску обратно со стен не снимешь, а затраты были понесены большие. Их вам должен оплатить продавец (ст. 1104, 1105, 1106 ГК РФ). Если он против, то обращайтесь в суд – судебная практика показывает, что решения в таких случаях выносятся в пользу покупателя.

НДС

Сделка аннулирована, и у покупателя возникает недоплата НДС в бюджет. У вас один вариант действий – подача «уточненки». Но прежде чем подавать корректировочную декларацию, заплатите в бюджет сумму появившейся задолженности, иначе будет пеня.

Налог на имущество

Вы владеете имуществом – вы платите налог. Платите вы его до тех пор, пока суд не признал сделку недействительной, это сказано в письме Минфина от 29.09.2011 № 03-05-05-01/79.

Транспортный налог

Как упоминалось выше – на кого автомобиль зарегистрирован, тот налог и платит.

Земельный налог

Согласно ст. 131 ГК РФ плательщиком налога является тот, кто зарегистрирован в ЕГРП как его владелец. Плательщиком налога вы перестаете быть только после того, как вас исключили из реестра. Так что будьте внимательны и отслеживайте этот процесс.

Земельный налог

Его плательщиками признаются лица, обладающие земельными участками на праве собственности, праве постоянного (бессрочного) пользования или праве пожизненного наследуемого владения (ст. 388 НК РФ). Права на земельный участок подлежат регистрации в Едином государственном реестре прав (ЕГРП) (ст. 131 ГК РФ).

Пленум ВАС РФ в Постановлении от 23.07.2009 N 54 “О некоторых вопросах, возникших у арбитражных судов при рассмотрении дел, связанных с взиманием земельного налога” разъяснил, что государственная регистрация прав на недвижимые объекты – единственное доказательство существования зарегистрированного права. Поэтому обязанность уплачивать земельный налог возникает у юридического лица с момента регистрации за ним одного из названных прав на земельный участок, то есть внесения записи в реестр, и прекращается со дня внесения в реестр записи о праве иного лица на соответствующий земельный участок.

До тех пор пока в ЕГРП имеется запись, что права на земельный участок зарегистрированы за покупателем, он является плательщиком земельного налога.

С этим согласен и Минфин России. В Письме от 15.02.2011 N 03-05-05-02/09 специалисты финансового ведомства со ссылкой на суды отметили, что по смыслу ГК РФ погашение записи в ЕГРП как способ восстановления нарушенного права возможно и как последствие недействительности сделки. Признание недействительности сделки, на основании которой внесена запись в ЕГРП, служит основанием для последующего внесения изменений в реестр, но не для признания зарегистрированного права недействительным. Кроме того, действующее законодательство не устанавливает в качестве последствий недействительности сделки аннулирование в судебном порядке записи о государственной регистрации права в ЕГРП.

Финансисты отметили, что в п. 10 Методических рекомендаций о порядке государственной регистрации прав на недвижимое имущество на основании судебных актов, утвержденных Приказом Росрегистрации от 07.06.2007 N 112, сказано, что при наличии в ЕГРП записи о праве на недвижимое имущество государственную регистрацию права иного лица, в пользу которого принято решение суда, рекомендуется проводить только при наличии заявления о прекращении зарегистрированного права или в случае, если это прямо следует из мотивировочной или резолютивной части судебного акта. Таким образом, Минфин России считает, что если по решению суда передача земельного участка признана недействительной, то решение суда является последствием для прекращения права собственности организации на земельный участок и обращения в соответствующие органы с заявлением об исключении из ЕГРП. Следовательно, организация признается налогоплательщиком в отношении указанного земельного участка до дня внесения в реестр записи о праве иного лица на соответствующий земельный участок и исключения организации из ЕГРП. Исчисленный в установленном порядке земельный налог за указанный земельный участок учитывается в целях гл. 25 НК РФ в составе прочих расходов организации.

Итак, в отношении земельного налога никаких корректировок делать не надо.

О.Мокроусов

“ЭЖ”

Стороны могут устранить налоговые последствия недействительности сделки, отразив ее как обратную реализацию

Ряд специалистов рекомендует отражать недействительность сделки как обратную реализацию товара. То есть первоначальная операция остается в учете нетронутой, а на дату признания сделки недействительной стороны отражают вторую операцию, которая по смыслу противоположна первой. При этом составляется акт обратного приема-передачи товара или товарная накладная. А сторона, которая по первоначальной сделке являлась покупателем, а теперь выступает как продавец, выставляет счет-фактуру.

Допустимость такого подхода подтверждают и суды. Так, ФАС Поволжского округа указал, что последствия недействительности сделки в силу ее ничтожности в виде применения двухсторонней реституции носят гражданско-правовой характер (Постановление от 06.04.2009 по делу N А49-3994/2008). К налоговым отношениям гражданское законодательство не применяется, если иное прямо не предусмотрено (п. 3 ст. 2 ГК РФ).

Более того, обязанность по уплате налога может быть изменена только при наличии обстоятельств, установленных НК РФ или иным актом законодательства о налогах и сборах (п. 1 ст. 44 НК РФ). Поэтому признание гражданско-правовой сделки недействительной само по себе не может изменять налоговых правоотношений, если только законодательство о налогах и сборах не предусматривает это обстоятельство в качестве основания возникновения, изменения или прекращения обязанности по уплате налога или сбора. Аналогичные выводы содержатся в Постановлениях ФАС Северо-Западного от 05.02.2009 по делу N А56-13497/2008, Центрального от 19.01.2010 по делу N А14-15418/2008/506/28 и Московского от 03.05.2007, 08.05.2007 N КА-К41/3570-07 округов.

Вместе с тем отражение двусторонней реституции в налоговом учете через обратную реализацию сопряжено с определенными налоговыми рисками, причем для обеих сторон. Дело в том, что обратная реализация товара не отражает существа двусторонней реституции, поскольку при реституции происходит не продажа товара, а возврат чужого имущества. Речь идет именно о чужом имуществе, так как по первоначальной сделке право собственности на товар не перешло от продавца к покупателю. Значит, впоследствии, когда сделку признали недействительной, покупатель в принципе не сможет продать кому-либо приобретенный по ней товар. Ведь он не перешел в его собственность, поэтому покупатель не вправе распоряжаться им по собственному усмотрению.

Примечание. Отражение двусторонней реституции в налоговом учете через обратную реализацию грозит налоговыми рисками обеим сторонам недействительной сделки.

Допустим, стороны все-таки решили отражать двустороннюю реституцию как обратную реализацию товара. При совершении операции обратного выкупа сторона, являвшаяся в первоначальной сделке продавцом, теперь выступает в качестве покупателя. Значит, она признает расходы по сделке обратного выкупа и принимает НДС по ней к вычету. Скорее всего, она делает это в другом налоговом периоде. Поэтому налоговики в ходе выездной проверки могут указать на неправомерность уменьшения налоговых обязательств и доначислить ей НДС и налог на прибыль.

У стороны, которая изначально выступала в качестве покупателя, возникают аналогичные риски, но только по первоначальной сделке. Ей могут отказать в признании расходов и вычете НДС по первой операции. Даже если указать на то, что спорные суммы налогов организация фактически начислила и уплатила в бюджет по второй операции, налоговики все равно имеют право начислить ей хотя бы пени и применить штрафные санкции.

Таким образом, отражение недействительности сделки через обратную реализацию может привести к спору с инспекцией. При этом, судя по арбитражной практике, шансы выиграть такой спор в суде достаточно высоки.

Не возникает риска доначислений, только если и первоначальная сделка, и обратная реализация происходили в одном отчетном или налоговом периоде. Ведь в результате такого отражения двусторонней реституции итоговая величина налоговых обязательств сторон за этот период осталась такой же, как если бы не было ни первой сделки, ни операции по обратному выкупу товара. Тем более что в этой ситуации налоговики могут вообще не узнать о том, что между организациями была заключена какая-то сделка, которую впоследствии признали недействительной.

Верховный Суд РФ констатировал вину налоговой инспекции

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ, рассмотрев данное дело в феврале 2018 г., обратила внимание на норму подп. 1 п

1 ст. 21 НК РФ, согласно которой налогоплательщики имеют право получать по месту своего учета от налоговых органов бесплатную информацию о законодательстве о налогах и сборах и принятых в соответствии с ним нормативных правовых актах, порядке исчисления и уплаты налогов и сборов, правах и обязанностях налогоплательщиков. Предоставление такого рода информации налогоплательщикам, согласно подп. 4 п. 1 ст. 32 НК РФ, является обязанностью налоговых органов. Это подчеркивается в Постановлении Конституционного Суда РФ от 28.11.2017 N 34-П.

Между тем в рассматриваемой ситуации еще до подачи уточненной налоговой декларации за 2011 г. компания обращалась в налоговую инспекцию с заявлением, в котором просила сообщить, в каком порядке в целях налогообложения отражаются операции по применению последствий недействительности сделки. Однако ответа на запрос по существу дано не было, вместо этого компании были разъяснены налоговые последствия расторжения договоров. В то же время по результатам выездной проверки налоговая инспекция сочла возможным высказать позицию о правильном, с ее точки зрения, порядке исчислении НДС в случае применения последствий недействительности сделки.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ констатировала: сложившееся положение было обусловлено не только отсутствием в гл. 21 НК РФ прямых норм, устанавливающих порядок исчисления НДС при двусторонней реституции, но также действиями налогового органа, отказавшегося представить налогоплательщику информацию о порядке исчисления налога применительно к сложившейся у него ситуации. Поэтому выводы апелляционной инстанции о нарушении решением инспекции прав налогоплательщика были правомерны.

Отметим, что Третий арбитражный апелляционный суд высказался по данному вопросу гораздо жестче. Он констатировал, что предложенный налоговым органом способ возврата НДС был фактически не применим, поскольку срок на заявление вычета истек еще за месяц до вручения налогоплательщику акта проверки. При этом судьи сочли, что налоговая инспекция злоупотребила своими правами, притом что у нее была возможность довести до налогоплательщика свою изменившуюся позицию по поводу отражения операций по недействительной сделке до истечения установленного законом годичного срока. В результате на налогоплательщика была возложена обязанность заплатить в бюджет за счет собственных средств более 205 млн руб. при фактическом отсутствии объекта налогообложения.

Апелляционная инстанция подчеркнула: на дату принятия оспариваемого решения инспекции уже было вынесено арбитражным судом решение о признании договора купли-продажи недействительным, подписаны акты о возврате имущества. Другими словами, были совершены все действия, в результате которых стороны возвратились в первоначальное положение, соответственно, объект налогообложения отсутствовал, а налоговая инспекция располагала всеми документами, подтверждающими наличие у заявителя права на возврат НДС, уплаченного по недействительной сделке.

При таком положении Судебная коллегия Верховного Суда РФ отменила судебный акт кассационной инстанции (АС Восточно-Сибирского округа) как принятый с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела. При этом Постановление суда апелляционной инстанции – Третьего арбитражного апелляционного суда оставлено в силе.

Нужно сказать, что были неудачные попытки налогоплательщиков в судебном порядке оспорить необходимость восстановления НДС при возврате имущества после признания договора купли-продажи недействительным. Так, например Верховный Суд РФ Определением от 23.11.2016 N 309-КГ16-15398 поддержал позицию налогового органа, заключавшуюся в том, что налогоплательщик должен восстановить НДС при реституции.

Решение Верховного суда РФ

Тогда компания обратилась с кассационной жалобой в Верховный суд РФ по эпизоду доначисления 205 712 329 рублей НДС. Экономколлегия ВС РФ отметила: по итогам выездной налоговой проверки общество не могло заявить о корректировке налога путем отражения налоговых вычетов, поскольку к тому времени уже истек срок предъявления к вычету сумм, ранее исчисленных при отгрузке товаров (п. 4 ст. 172 НК). Следовательно, налоговая лишила общество права на возврат из бюджета излишне внесенных сумм, подтвержденных по результатам ранее проведенной камеральной проверки. Поэтому Верховный суд РФ отменил постановления суда первой инстанции и кассационного суда, оставив в силе постановление апелляции.

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2019 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Сделка, прикрываемая притворной сделкой, сама может быть действительной

Притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. Она признается недействительной с момента ее совершения (п. 2 ст. 170 ГК РФ).

Однако и такая сделка может иметь определенные налоговые последствия для сторон. Ведь, заключая притворную сделку, стороны, по сути, искажают экономический смысл реальных отношений между ними. Зачастую они делают это с целью экономии на налогах, например заключают договор аренды имущества вместо договора купли-продажи или оформляют продажу товара как передачу его на комиссию.

Несмотря на ничтожность притворной сделки, к реальной операции, которую стороны пытались скрыть, применяются относящиеся к ней правила (п. 2 ст. 170 ГК РФ). Таким образом, если прикрываемая сделка не противоречит требованиям законодательства, для сторон именно она остается действительной и поэтому порождает соответствующие права и обязанности, в том числе по начислению и уплате налогов.

Пленум ВАС РФ подтвердил: если арбитражный суд пришел к выводу о том, что организация для целей налогообложения отразила операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, суд определяет объем ее прав и налоговых обязанностей исходя из подлинного содержания спорной операции (п. 7 Постановления от 12.10.2006 N 53). Иными словами, налоговые последствия притворных сделок состоят в том, что в результате переквалификации операции налоги по ней исчисляют, основываясь на реальных отношениях сторон сделки, а не на притворной форме.

Предположим, суд признал притворной сделку по передаче товара на комиссию. На самом деле стороны прикрывали сделку купли-продажи этого товара. В такой ситуации суд доначислит сторонам налоги исходя из того, что в действительности между ними был заключен договор купли-продажи товара.

Если же и прикрываемая сделка противоречит законодательству РФ, то и она признается недействительной. Как отмечают арбитражные суды, для признания сделки притворной требуется не только доказать иную экономическую сущность совершенной операции, но и наличие последствий, которые отличаются от фактически имевших место, и воли на то всех участников заключенной сделки (Постановления ФАС Западно-Сибирского от 01.02.2012 по делу N А45-25559/2009, Московского от 30.11.2010 N КА-А40/11897-10 и Волго-Вятского от 28.10.2010 по делу N А43-2081/2010 округов).

Однако если договор реально исполнен обеими сторонами, то он не может являться ни мнимой, ни притворной сделкой (Постановление ФАС Поволжского округа от 18.07.2011 по делу N А55-21117/2010).

Е.Г.Батанов

Партнер юридической компании

“Некторов, Савельев и Партнеры”

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделитесь с друзьями:
Знаток права
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.